Врач — психотерапевт, сексолог, психолог Диля Еникеева
Кандидат медицинских наук, доктор психологических наук РНИ, профессор РНИ, президент Российской Ассоциации сексологов

Рекордная плодовитость

Диля Еникеева: «Женщины могут все, но не обязаны этого делать».

Диля Дэрдовна Еникеева — известный врач-психиатр, сексолог, автор более 40 научно-популярных книг(на счету — четверть века врачебной практики). За последний год вышло 11 ее детективных романов(серия «Женщины могут все»), а всего их 16.

Они фигурируют в списках бестселлеров, активно расходились на Московской Международной книжнойярмарке, хотя, кажется, в успех этих книг никто не верил.

Вероятно, они нравятся людям, потому что все еще можно верить в себя и надеяться, что завтра мыбудем жить лучше.

И еще: они довольно смешные, а смех, как известно, лечит все беды. Наконец, в условиях всеобщегобардака и полного цинизма в них присутствует светлая идея и оптимизм героев.

Диля Еникеева: литературная психотерапия со скоростью двенадцать романов в год.

— Честно говоря, удивительно, как за столь короткий срок можно было написать 11 книг…

— Двенадцатая выйдет в сентябре. А тринадцатую я на днях сдала в издательство. Но дело в том, что первые шесть были написаны три года назад, и тогда их никто не хотел печатать. Говорили: это талантливо, но это не детектив! А поскольку уже были достаточно раскрученные серии «женского» детектива, я никакие вписывалась в стереотип. И мои книги лежали, я тыркалась туда-сюда, переделывала раз восемь первые романы, не понимая, чего от меня хотят. Один редактор говорил одно, другой рецензент делал свои замечания. Мужчины говорили: классные эротические сцены! Женщины кривились…
— Мне особенно откровенными они не показались!
— А я в конце концов их «состригла», а где-то поработали редакторы. В моих книгах по сексологии всё гораздо откровенней! Но там все это написано другим языком — дается техника, четко и конкретно. И для меня это естественно, потому что я секс-терапию провожу вживую — единственный, наверное, в России сексолог.
— Вживую — это как?
— Наверное, многие будут шокированы… Как меня спросила одна журналистка, шепотом: «Вы что, учите своих пациентов минету?» Учу, а что, если они не умеют?.. Как вообще работает сексолог? Я преподаю теорию, даю домашнее задание, а потом мои пациенты приходят, обычно обескураженные… Если не получилось! И работать ведь надо с парой — муж и жена, любовник и любовница — потому что, если есть дисгармония — это не у одного, а у двоих!Секс — это все-таки взаимодействие двух людей, правильно?
— Ну начали мы все-таки с книжек — и их количества…
— Для меня самой оказалось неожиданным, что они получили определенный успех. Зато я поняла, что рецензенты вообще не понимают ничего в том, что они читают! Нельзя верить кому-то одному: так и напишите — и для авторов, и для издателей. Сначала хотели выпустить романы в мягком переплете — не хотели рисковать, — но потом все же издали в твердом переплете — и они пошли!
— Ну, может быть, читатели — и особенно читательницы — клюнули просто на ваше довольно известное имя?
— Главное, я думаю, что у меня не фантастика какая-то, когда женщина-детектив-каратистка семерых левой ногой положила! Так обычно мужики пишут. Есть, конечно, женщины, которые и драться хорошо умеют, но все-таки это не критерий женственности. У меня одна из героинь психиатр, и я, в общем-то, пишу, о чем знаю.
— Я сам прочитал несколько ваших книг — и у меня были поначалу, первые страниц 50, довольно странные ощущения. Но все-таки, если это кому-то нравится, нужно было ознакомиться. И вдруг я понял, что это действительно интересно, что вы анализируете какие-то механизмы общения именно с психологической точки зрения, что это полезно и может пригодиться каждому — начиная от взаимоотношений людей в конкретной фирме и заканчивая, к примеру, поведением человека на допросе, под следствием, от чего тоже, как говорится, не зарекайся!
— Действительно, это научпоп в художественном выражении! Это советы в скрытой форме. Но мне, кстати, были как раз обратные рекомендации рецензентов — зачем так много разнообразной информации? А я не могу по-другому — и всякие чисто бабские советы: как маску наложить, как тонус сохранить, как себя холить и лелеять и, само собой, как общаться с мужчинами, — все это тоже нужно! А редакторы считали все не вписывающимся в рамки жанра.
— Ну, мне не показались ваши советы назидательными — все довольно органично влилось в текст. Другие претензии: в той же книге «Вист в темную» одна героиня по стоянно блистает латынью — и это довольно навязчиво.
— Я хотела показать ее противоречивость — причем истерическую. Одно дело, когда человек читает книжку по психиатрии — и там приводится какой-то клинический пример. Другое дело — персонаж, которому верят, как живому, — тем более, я скажу, что у всех главных персонажей есть прототипы.
— А у вас везде есть сквозные персонажи? Я же не все читал — мне это не по силам!
— Есть и сквозные, и масса второстепенных, и в каждом новом романе есть новые герои, причем представлены все типажи характеров — и каждый типаж я в тексте описываю и объясняю. Ну, точнее, объясняю не я, а психиатр-героиня Лидия Петровна. Обычно ведь не видно, что лежит в основе поступка, какая мотивировка: почему так сложился жизненный путь, почему человек совершил преступление. И даже моя героиня Алла, которая в первых романах иронизирует по по воду психиатров, ближе к концу начинает относиться к Лидии Петровне как к исповеднице. С которой просто можно посидеть-поболтать про свое про девичье. Про своих мужиков, про свои трудности, про свое одиночество. А нам этим и приходится заниматься. Ко мне же приходят не только душевнобольные. Всего 5% — душевные заболевания, а остальные 95% людей, с которыми работают психиатры, — те, о которых можно сказать: нормальные люди! Просто психологи внедрили в сознание, что психиатры занимаются «психами»: мол, чего здоровыми людьми-то заниматься? Словом, мне хотелось показать, что психиатры — это нормальные люди, умные, интеллигентные собеседники, что с ними можно общаться — и никто не поставит тебе диагноз и не скажет, что надо лечить! Я хотела, чтобы через призму моих книг люди посмотрели на психиатров нормальным взглядом. Кстати, я себя никогда не называю психоаналитиком. Я — врач-психиатр, а это включает в себя и психологию, и сексологию, и сексопатологию, и психотерапию, и психоанализ — все вместе.
— А не было в практике таких случаев, которые потянули бы на сюжет Ганнибала-Лектора и т.п.?
— Были, конечно, были. Но я никогда не стану писать таких сюжетов — боже упаси. Я, правда, мало работала с такими больными, но мама, например, рассказывала страшные случаи: она была судебно-психиатрическим экспертом. Но вам я этого сейчас не стану рассказывать: для меня это работа, а зачем грузить читателя всякой «чернухой»?
— Хорошо, стало быть, сначала были изданы шесть романов, написанных давно. А остальные?
— Еще когда мы говорили с издателями, я все равно верила в успех. Я, конечно, не думала, что так быстро разойдутся тиражи. А когда я увидела, что издатель «в теме», я и сама завелась, как человек очень эмоциональный. Вот верите: за январь и февраль я написала четыре романа.
— Автору, конечно, всегда нужна востребованность. Но часто это работает на ухудшение текста.
— Я стараюсь, чтобы этого не было. Над последним романом я ковырялась очень долго. Я отошла немножко от своей привычной темы и почувствовала, что вязну. Мне очень важно было разобраться, вытянуть все это.
— Это вы говорите о новом романе, который выйдет на днях? О чем он?
— Название — «Грехи прошлого». Дочка моя придумала. Там очень много про издательскую деятельность — что мне известно самой и из разговоров. Если сказать в двух словах: о создании «звезд» из ничего. Многие наши раскрученные авторы достойны фразы Андерсена «А король-то голый!» За них работают литературные «негры». То есть в живых этих авторов нет. Но при этом огромное число талантливых людей проходит мимо читателя. Издатели ждут, пока они сами выплывут — и потом-то уж используют их на полную катушку.
— Вот и Маринина когда-то на писала роман «Стилист» — об издательском мире. А у вас есть какой-то план? Как в «фэнтези» обычно говорят: я создал мир и буду его разрабатывать…
— Что касается этой серии — «Женщины могут все», — я думаю, буду писать ее, пока мне не надоест писать…
— Кстати, название серии вы сами придумали? .
— Это было название шестого романа. А издатели захотели так назвать всю серию: и получилось, по-моему, не банально. Во всяком случае, это отражает суть.
— А вы не видите тут какого-то противоречия? Если женщины могут все, то мужчины вроде как могут далеко не все или ничего не могут, или, наоборот, мужчины заведомо могут все, а женщины тоже могут и т.п. И вообще, некое противопоставление при, так сказать, равноправии.
— Я поняла, к чему вы клоните. Меня уже начали спрашивать — и наверняка будут спрашивать впредь: не стала ли я феминисткой? Не была, не стала и никогда не буду! Это я заранее отвечаю, потому, что у многих мужчин, особенно закомплексованных, эта тема вызывает раздражение. Вас, я вижу, не раздражает — вы просто веселитесь.
— Ну просто, с другой стороны, есть опять-таки противоречие в самом феминистическом движении: вроде как мы, как все, мы такие же, как вы, мужчины, но, тем не менее мы женщины, черт возьми!
— Вот именно: позвольте нам быть слабыми женщинами, но в то же время дайте такие же права, как у мужчин.
— С третьей стороны: и у нас в стране, и в любой другой женщине все-таки нужно быть гораздо умнее и гибче, чем мужчине, — чтобы завоевать такой же статус. И с четвертой, мужик может думать: ну эта баба — она через постель всего добилась — ей, типа, легче.
— Я считаю, что женщины могут не всё, конечно. Это просто коммерческое название. Алла в моих книгах, которая всем нравится, она же многое делает на публику, она декларирует какие-то лозунги и принципы, которые сама же нарушает. Она — истероидная личность,  привлекательная, но гротескная. Во­обще такие женщины очень влекут своей эмоциональностью. Но постепенно, потихонечку Лидия Петровна вправляет ей мозги. В последних романах — я специально сделала это проще, как будто Алла перенесла клиническую смерть, ее ранили, она была за гранью и как бы пересмотрела свою жизнь — она по нимает, что бессмысленно бороться с мужчинами за лидерство, не нужно доказывать, кто лучше. Женщины хороши одним, мужчины — другим. Теперь моя Алла изменила свой девиз: «Женщины могут все, но не обязаны этого делать!» То же касается и мужчин.
Беседовал Александр Вознесенский

«EX LIBRIS» НГ, №35, 2001Г.

Диля Еникеева известна как автор научно-популярных книг по психиатрии и сексологии. Кто-то читал ее «Энциклопедию сексуальных тайн», кому-то пригодилась книга «Счастье на двоих, или Психология брака». Лично я зачитывалась ее чрезвычайно интересной «Популярной психиатрией». Казалось бы, уважаемый автор нашел свою нишу и менять ее не собирается.Но вдруг на прилавках книжных магазинов появилась ее новая серия […]

->

Укажите номер телефона и мы перезвоним Вам

Введите номер телефона

Контакты
Консультации ведутся в психологическом центре «Счастливая семья», а также по Skype и WhatsApp.

+7(905)709-96-63 +7(965)349-51-36

e-mail для журналистов:

dilya-enikeeva@mail.ru