Врач — психотерапевт, сексолог, психолог Диля Еникеева
Кандидат медицинских наук, доктор психологических наук РНИ, профессор РНИ, президент Российской Ассоциации сексологов

На то и власть, чтобы пожить всласть

Что случилось с нашей великой страной, — видит каждый. Я попытаюсь дать ответ: почему это произошло, с точки зрения психиатра. Потому что страной руководят люди. И эти люди обладают определенными личностными особенностями. А именно из особенностей их личности проистекают их решения, поступки, которые потом сказываются на судьбе страны.
Почему человек идет в политику? Потому что хочет реализовать какую-то цель. Идеалисты в этой среде не выживают: альтруизм и политика несовместимы. Какие ж реальные цели у политиков? Это зависит от типа личности. Один из них — так называемый эпилептоидный тип. Ядро личности эпилептоида —  стремление к власти. Одна, но пламенная страсть, на протяжении всей жизни определяет его поведение, поступки и взаимоотношения с людьми — желание властвовать. “Власть — самый сильный наркотик”, — говорил Генри Киссинджер. Как говорят те, кто ее вкусил, власть — это самое острое чувство на свете. Причем, не только сама по себе власть, но и то, что ей сопутствует, — почести, повиновение людей, роскошь и многое другое. “Болезненно влюблен во власть”, “Власть для него все”, “Ощутив пьянящую власть
над людьми, он заболел ею навсегда”, — это про эпилептоидов.
У эпилептоидов есть еще одно качество — угодничанье перед начальством. У нас любят, когда подчиненный смотрит в рот начальству и неукоснительно выполняет распоряжения. И вот, соблюдая все правила субординации, эпилептоид приобретает репутацию человека ответственного, исполнительного, и ступенька за ступенькой поднимается по социально- служебной лестнице. И может забраться очень высоко. Такой пример в нашей недавней истории есть. А с людьми, которые ниже его по служебному положению, эпилептоид не церемонится. Тут он может вести себя как деспот.
Другая категория людей, которые рвутся в политику, это истероиды. Их кардинальная черта — неуемная жажда признания, стремление быть в центре всеобщего внимания любой ценой.
Харизматический лидер — понятие, введенное в наш лексикон сравнительно недавно, — это именно истероид. Любой истероид хочет быть лидером и ВСЕГДА быть на виду. Истероидная личность обладает природным обаянием, может понравиться любому собеседнику и обратить его в соратника, но может произвести впечатление и на громадную аудиторию. Еще одна особенность — умение настроиться на одну эмоциональную волну с аудиторией. Истероид интуитивно чувствует, чего от него ждут, говорит именно то, чего ждет от него аудитория, и ведет себя так, как приемлемо в этой среде. У истероида раскованное мышление, богатые ассоциации, он эмоционален. Отсюда — высокий эмоциональный накал публичного выступления, яркие, образные выражения, сочные характеристики, экспромты и афористичные высказывания, которые потом все будут повторять и цитировать в прессе. Но это свойственно не всем истероидам, есть и более примитивные.  Истероиды умеют всех убедить в своей искренности, чем и подкупают доверчивых людей.  Это — прирожденные актеры, которые естественны в любой роли. Они хамелеоны, которые легко мимикрируют, могут надеть любую маску, и никто не усомнится в том, что это —
истинное лицо.
Что самое примечательное — сам истероид не осознает своей игры и уверен, что не притворяется. Он не играет роль, он живет в этой роли. А потом, образно говоря, снимает маску (например, “демократа”, пламенного трибуна, “защитника всех сирых и убогих”) и становится самим собой. Но никому и никогда не удастся убедить истероида, что его слова, поведение на публике, пафос его гневных обличений, его обещания народу под телекамеры, — радикально расходятся с его реальными деяниями. Никому не удастся объяснить ему, что врать — стыдно и недостойно, что нельзя говорить с трибуны одно, а в жизни вести себя по-другому. Почему? А потому что это аномалия личности. Бескорыстных истероидов не бывает. Альтруизм и истерические черты характера несовместимы. При всей внешней яркости истероида, по сути — это человек бессодержательный. Потому что больше всего на свете он любит самого себя. Истероид стремится сделать что-то, чтобы это бросалось в глаза всем. На психиатрическом языке это называется демонстративностью. В упрощенном понимании — продемонстрировать то, чего на самом деле нет. Характерные черты истероидной личности: амбициозность, самоуверенность, тщеславие, крайний эгоцентризм, некритичность к себе. В собственном представлении истероид — “самый-самый”, он свято уверен, что лучше всех, способнее всех, умнее всех, хитрее всех, пробивнее всех. Нет дела, за которое истероид бы не взялся, если при этом окажется в центре внимания. Но он берется лишь за то, что сулит ему славу, почести, признание окружающих. В общем, любыми средствами, но лишь бы быть на виду.
Эти черты — типичны для многих российских политиков. Именно российских, потому что зарубежные политики, даже будучи честолюбивыми и амбициозными, тем не менее, преследуют иные цели. Для них важны интересы государства, важно, что думают о них сограждане. Уинстон Черчилль говорил: “Государственный деятель ориентируется на следующее поколение. Политик — на следующие выборы.” А наши так называемые политики ориентируются лишь на следующие выборы. Точнее, на свое место в системе власти.
Истероиды рвутся во власть только ради удовлетворения своих собственных амбиций, своих интересов, а поскольку они эгоцентричны, то эти интересы чаще всего шкурные — либо хапнуть, либо покрасоваться на глазах у всей страны. А чаще всего и то, и другое: истероиды жаждут и славы (пусть даже скандальной), и денег, и чем больше, тем лучше. Характерная черта истероидов — умение подчеркивать свои достоинства и создать впечатление своей исключительности. Рядом могут быть другие, талантливые люди, профессионалы своего дела, но они не так нахальны, не нахраписты, не умеют представить свою деятельность в выгодном свете, поэтому остаются в тени.
По минимуму — истероид хочет быть на виду. А по максимуму — быть богатым и иметь власть. Он проявит чудеса изворотливости и деловую хватку ради собственного обогащения или ради карьеры. Ему не важно, чем заниматься. Даже если он ничего не смыслит ни в банковском деле, ни в коммерции, ни в политике, он берется за любое дело, если оно сулит дивиденды. Всегда воспользуется благоприятными обстоятельствами, чтобы удовлетворить собственное тщеславие или приумножить свои капиталы, “держит нос по ветру”, легко улавливая новые веяния и чужие идеи, легко переориентируется, если может с этого что-то поиметь. Он чует конъюнктуру. Но всегда действует только в собственных интересах.
Истероид с легкостью кочует из политики в бизнес. Не состоялся на должности высокопоставленного госчиновника, отправили в отставку? Не беда! У него есть широкий круг друзей-приятелей-покровителей. Они пристроят его в прибыльный бизнес, в хороший банк. Отсидится, нагонит жирок, а потом с новыми силами, связями и деньгами — опять в политику. Но может и надолго осесть в бизнесе или банковском деле. Истероид — человек рисковый. Все эти банковские махинации, возможность схимичить в крупном масштабе, придумав аферу века, запустив лапу в госбюджет, — это тешит его самолюбие: он самый умный, самый изворотливый! Другие не додумались, как осуществить крупную аферу, а он — додумался! При этом истероид не испытывают ни малейших угрызений совести. Он свято верует, что ему все позволено. Мало того, убежден в собственной безнаказанности и уверен, что всех обведет вокруг пальца. Ну и плюс умение обзаводиться связями с нужными людьми. Даже если запахнет жареным, — свои всегда выручат. И все же тупо множить капиталы и долго сидеть на одном месте истероиду надоедает. Ему неинтересно быть просто денежным мешком и даже очень толстым мешком! Пусть он уже миллионер, но мало ли миллионеров! Ему хочется, чтобы о нем говорили. Богатых немало, а говорят не о всех. Поэтому, всеми неправедными путями обзаведясь капиталом, истероид опять рвется в политику — ведь это возможность быть на виду. Опять он будет у всех на устах, его будут цитировать, показывать в теленовостях. А это кайф покруче, чем просто быть очень-очень богатым! Поэтому истероид меняет свой статус предводителя банка (или крутого акционерного общества) на кресло госчиновника, а потом в интервью с гордостью заявляет, мол, раньше имел гораздо больше, а теперь у него всего лишь зарплата. Да что ему зарплата! Это, в его понимании, не деньги. Зато — опять журналисты берут у него интервью, интересуются мнением по тому или иному вопросу, и опять он видит свое любимое лицо по телевизору.
Успех истероида в политике или бизнесе обусловлен не столько деловыми качествами, сколько умением произвести хорошее впечатление. У таких людей хорошо подвешен язык, они легко входят в контакт с теми, в ком заинтересованы, они могут понравиться и уговорить, а где надо — схитрить. Это люди, которым нельзя верить. Они лгуны от природы. И лгут очень достоверно. Иметь дела с истеридом рискованно. Он запросто может присвоить чужие деньги, а потом придумает вполне достоверное оправдание, куда эти деньги делись, пойдет на любые финансовые махинации и нарушения закона. Для него нет закона в общепринятом смысле этого слова. Единственный закон — собственные интересы. Среди российских политиков немало истероидов, этих хамелеонов, которые в зависимости от своего социального статуса играют разные роли. А придет время — и предадут, и продадут. Все истероиды завистливы, считают чужой успех незаслуженным, а себя — на порядок выше всех, кто достиг более высокого социального статуса.
Если истероид в данный момент подвизается на попроще политики, то на публике он убедительно сыграет роль патриота, готового “пахать день и ночь” на благо родного Отечества. Он может наобещать с три короба, на самом деле даже не предполагая выполнить свое обещание. Вы скажете, что таковы условия предвыборной борьбы: обещать больше чем можешь дать? Имидж, предвыборные технологии, черно-белый пиар и прочее? Не спорю, так оно и есть. Но каждый ли человек согласится носить навязанную пиарщиками маску? А имидж, согласитесь, это все же маска. И можно ли быть естественным, надев маску, придуманную пиарщиками?
Еще одно качество истероидной личности, достигшей уровня заметного политика, — популизм. И это тоже всего лишь одна из масок, а именно: стремление играть определенную роль на публике. Истероид жаждет признания и совершает некие действия, чтобы приобрести в народе популярность. Тут могут быть разные варианты: игра “в своего”, “простого” и даже “рубаху-парня”, который и чарку с электоратом хлопнет, и “барыню” спляшет, и “хлеб-соль” по всем правилам примет, и горшки разобьет на народном празднестве, и на стадионе станцует для шестнадцатилетних зрителей, облачившись в одежду не по возрасту, и на сцене будет выделывать коленца на фоне знаменитого ансамбля, и на троллейбусе пару раз прокатится, и посетит детский дом с подарками, и участливо расспросит рабочего о его нуждах-проблемах-просьбах- пожеланиях-напутствиях. И все это — непременно под телекамеры, чтобы вся страна видела, какой он “простой” и всем доступный. Хотя этот “рубаха-парень” всю жизнь не вылезал из служебных автомобилей, пользовался и до сих пор пользуется привилегиями, живет в апартаментах, которые простому народу и не снились, и одевается “от Гуччи” или другого любимого кутюрье.
Есть еще сборная группа аномальных личностей, рвущихся в политику. Личностные особенности мозаичны. Я не буду утомлять ваш интеллект психиатрическими терминами. Не столь важно, как называют их психиатры. Важно — что у них есть нравственный дефект. Слова, которые они произносят публично, и те цели, которые они на самом деле преследуют, — очень и очень различаются. Место в иерархии власти для них — всего лишь синекура. Они готовы продаться любому, кто больше заплатит, и стремятся достичь социальных высот, чтобы это приносило больше денег. А чем выше статус — тем выше цена.
Среди них есть истерические личности, которые сочетают жажду быть на виду со стремлением стричь купоны со своего статуса. Есть те, кто сознает, что уход в небытие, “политическая смерть” — лишит всех прежних благ. Поэтому они совершают экстравагантные поступки, делают неожиданные политические заявления, критикуют ныне существующую власть — лишь бы не уйти в тень. Чем больше говорят о политике, тем дороже он стоит (я не имею ввиду официальную зарплату).
Всем известно, что «слуги народа не пренебрегают материальными благами. На трамвае на работу не ездят, находя для этого убедительные аргументы – мол, их время стоит дорого. Но будучи на словах отчаянными патриотами, почему-то не желают воспользоваться отечественной продукцией, хотя и ратуют за поддержку отечественного производителя. В “хрущевках” жить не желают — для полета мысли нужен простор в виде многочисленных квадратных метров. Простор любят и на природе, огороженный высоким забором и приватизированный. Да и вообще любят красиво пожить. И любят все типичные признаки преуспеяния. В их сознании это сплавляется воедино. Ощущая себя человеком необычайных способностей, они расценивают все материальные эквиваленты как подтверждение своих особенных заслуг, и свято уверены, что имеют на это право.
***
Есть такая закономерность: если в чем-то у человека значительно выше среднего уровня, то в другом — недостает. Если человек в чем-то талантлив, то может быть ущербен эмоционально. Да, многие политики неординарные люди. Обладают организаторскими способностями. Им дано то, что дано не многим. Отдаю им должное. И все же…
Лишь немногие из моих высокопоставленных пациентов были откровенны в своем цинизме: “Да ладно, доктор, чего уж греха таить…”. Остальные прикрывали свой цинизм флером красивых слов. Иногда оправданий: “Но вы ж понимаете…” Да, я понимаю. Потому что я психиатр, а следовательно, врачеватель душ. Я понимаю, почему человек так себя ведет. И я его ничуть за это не осуждаю. Потому что осуждать — не моя профессия. Моя профессия — понять, разъяснить, сопереживать и помочь. И если из всего, что вы здесь прочли, вы решили, что я кого-то осуждаю, — то вы ошибаетесь. Я всего лишь провела психопатологический анализ. То есть, условно говоря, поставила диагноз политикам в совокупности. Но в медицине постановка диагноза — всего лишь один из этапов. Поставить диагноз и дальше бездействовать — бессмысленно. Любой врач после постановки диагноза назначает лечение и дает рекомендации.
Итак, мои рекомендации в контексте всего вышесказанного: всех людей, занимающих высокий социальный статус, от решений которых зависит судьба других людей, — должен освидетельствовать психиатр.
Если бы всем ныне действующим политикам была проведена психиатрическая экспертиза, то многим был бы установлен определенный диагноз. Резюме: многим политикам власть противопоказанна. На данном этапе психиатры не могут запретить некоторым людям занимать высокие посты по психическому статусу. Но думаю, что рано или поздно так будет. Страной должны править психически здоровые люди.
Говорят, власть портит человека. Это утверждение верно, но нуждается в уточнении. Во власть идут люди определенного личностного склада. А когда они достигают властных высот, эта деформация становится еще более явной. Так что дело не в том, что сама по себе власть портит; она лишь высвечивает нравственный дефект более отчетливо. Разумеется, не все политики аномальны с точки зрения психиатра. Однако на данный момент аномальных личностей во власти немало. Здесь я имею ввиду и крупных бизнесменов — а именно они по сути и управляют страной. Нынешнее плачевное состояние России — закономерное следствие деяний людей с аномалией личности.
Россия — не “бандитское” государство, каковым нас пытаются представить в зарубежной прессе. Россия — великая страна, которой управляют люди, которым не место на политическом Олимпе. И то, что сейчас во всем мире к России относятся как к преступной стране с насквозь коррумпированной властью — заслуга людей, которым не помешала бы помощь психиатра.
Мне больно за свою страну. Я, как и многие мои сограждане, ощущаю униженность за то, что сейчас происходит. Жозеф де Местр сказал, что каждый народ имеет то правительство, которого заслуживает. Нет, не вина нашего народа, что им правят такие люди. Увы, наверх пробиваются отнюдь не лучшие. Кверху обычно всплывает пена, щепки и всякая грязь…
 
Отрывок из книги «Диагноз: политик»
 
Охраняется авторским правом.
Перепечатка – только с указанием сайта.
Запись на прием психолога, психотерапевта Дили Еникеевой в психологическом центре «Счастливая семья» по телефонам +7(905)709-96-63 +7(965)349-51-36


Каждый человек должен оставить после себя след на Земле, но некоторые оставляют лишь грязный.Д.Е.

«Если каждый день по телевизору показывать конскую задницу, через год она станет чрезвычайно популярной» — сказал однажды знаменитый кинорежиссер Станислав Говорухин.Как явствует из названия статьи, речь пойдет о женщинах, которых, пусть и не каждый день, но довольно часто показывают по телевизору, и […]

Предыдущая запись

Некоторые <патриархи сексологии> очень любят давать бесплатные советы в газетах и ток-шоу. Как выяснил <РБК>, <рекомендации> этих сексологов часто объясняются отнюдь не врачебным человеколюбием, а их собственными корыстными интересами на рынке секс-услуг.
В начале 1990-х только ленивое издание не обзавелось рубрикой, которую вел бы крупный специалист по взаимоотношениям полов. Первыми на социальный заказ откликнулись сексопатологи — специалисты, посвятившие себя изучению сексуальных патологий. […]

Далее

Укажите номер телефона и мы перезвоним Вам

Введите номер телефона

Контакты
Консультации ведутся в психологическом центре «Счастливая семья», а также по Skype и WhatsApp.

+7(905)709-96-63 +7(965)349-51-36

e-mail для журналистов:

dilya-enikeeva@mail.ru